«Белгородский десантник»: После плена продолжу воспитание правосеков

07.01.2018 14:28 5

«Белгородский десантник»: После плена продолжу воспитание правосеков

В рамках обмена военнопленными, состоявшегося 27 декабря 2017 года, Киев отпустил нескольких жителей Харькова, задержанных в 2014-2015 годах за участие в организации харьковского Антимайдана, захвате здания облгосадмининстрации и пропаганде Русского мира. Среди вырвавшихся из неволи оказался активный участник революционных событий 2014 года в Харькове Сергей Слитенко.

В плену Серей находился с апреля 2015 года, но на бывшем инкассаторе тюремное заключение сказалось некритично – крепкое телосложение и выправка выдают характер и род занятий.
ПолитНавигатор: Расскажите о своем участии в Харьковском Антимайдане.
Сергей Слитенко: На самом деле я не слишком много участвовал в массовых мероприятиях, но на площади, разумеется, засветился. Попал даже на фото при штурме ОГА, но, к счастью, украинские СМИ и силовики «определили» меня как белгородского десантника – по их версии администрацию захватывали спецподразделения РФ. В целом же я предпочитал работать самостоятельно или же в тесной компании проверенных людей.
ПолитНавигатор: Можете рассказать, в чем заключалась «работа»?
Сергей Слитенко: «Работали» с правосеками. Проводили с ними воспитательные беседы.
ПолитНавигатор: Когда пришло понимание необходимости таких «бесед»?
Сергей Слитенко: Когда я первый раз увидел, как украинские националисты избивают ветеранов на 9 мая во Львове, понял, что раз такая мразь поднимает голову, значит дела пошли совсем плохо. Пошел и купил себе карабин «Сайга», начал понемногу готовиться. Дело тут вовсе не в политических взглядах – просто я русский и понимаю, что нацистов невозможно перевоспитать. Их нужно только уничтожать.
Во время Майдана понял, что происходящее не имеет никакого отношения к волеизъявлению народа. Это чистой воды вооруженный переворот. Задача была максимально разделить людей, а для этого как можно скорее пролить кровь. Именно для того, чтобы избежать возможности примирения организовали всю эту бойню. Понял, что пришло время готовиться…
ПолитНавигатор: Насколько серьезными были настроения в Харькове в те времена?
Сергей Слитенко: Я считаю, что говорить о серьезных симпатиях к той или иной стороне можно было бы, если бы на площади полуторамиллионного Харькова вышло хотя бы 100 тысяч человек. А вышло не более десятка тысяч. Причем четкого понимания дальнейших шагов практически ни у кого не было. Это было хорошо заметно, когда народ «захватил» обладминистрацию.

«Белгородский десантник»: После плена продолжу воспитание правосеков

Никто не понимал, что с ней делать дальше; никто не готовился ее оборонять. Вместо этого начались сэлфи, распитие алкоголя и т. д. А рядом удивительно кстати оказались какие-то люди, которые всех бесплатно поили направо и налево. К сожалению, я не успел отвести их куда-то в сторонку, чтобы расспросить. Все это сильно напоминало провокацию. Я убеждал народ разойтись, но никто меня не слушал.
ПолитНавигатор: Чем вы занимались после того, как сопротивление в Харькове было подавлено?
Сергей Слитенко: Продолжал работать инкассатором. Время от времени в темное время суток брал «учебники» и выбирался, чтобы продолжить «беседы» с нацистами. Продержался так около года. Потом как-то зашел по делу к соседке. Внезапно слышу, как она кричит: «У нас тут какие-то ряженые покемоны под подъездом». Когда начали выбивать дверь, понял, что это за мной.
Принимала «Альфа» — пока выбивали обычную деревянную дверь, хозяйка успела вызвать милицию. Если бы было чем их встретить – не поздоровилось бы харьковским «специалистам». При обыске «обнаружили» гранату. В детской. Какой придурок хранил бы гранату в детской – ума не приложу. Чтобы доказать, что граната моя, пришлось отказаться от дактилоскопии – моих отпечатков на ней не было. В понятые соседей брать отказывались – через полчаса привезли двух студентов — родом откуда-то с запада Украины.
ПолитНавигатор: Что вам инкриминировали?
Сергей Слитенко: Меня обвиняли в хранении оружия, подрыве флагштока на пр. Правды в Харькове, в терроризме, сепаратизме и многом другом.
ПолитНавигатор: В СБУ с вами работали любимыми методами?
Сергей Слитенко: Да – пытки, угрозы близким, побои – все как полагается. Вначале били. Потом, когда поняли, что это бесполезно, начали пытать. В целом, я старался не корчить из себя героя. Вместо этого, понемногу огребал, тем временем пытаясь выяснить, что СБУ известно обо мне и моих знакомых.
ПолитНавигатор: Легко поверить, что уже на свободе? Как прошел обмен?
Сергей Слитенко: Все произошло очень неожиданно – все еще не могу поверить, что, наконец, оказался на свободе, среди своих. В то же время очень расстроен тем, что многие наши ребята остались в неволе. Еще как минимум 15 политзаключенных остаются в застенках СБУ, в том числе Игорь Джажин, Лариса Чубарова, Марина Ковтун. Вопреки всем попыткам руководства ЛДНР и различных, в том числе международных правозащитных организаций внести этих людей в списки на обмен, Киев принципиально отказывается отдавать тех, кто чуть было не «отжал» первую столицу Украины.
При этом Киев попытался отправить в Новороссию обычных уголовников, которые вообще не имеют ни малейшего отношения к нашему делу. Конечно, будем стараться, чтобы наши соратники как можно скорее попали к нам.
ПолитНавигатор: Что хотелось бы передать украинской власти?
Сергей Слитенко: Ничего печатного, что можно было бы опубликовать в прессе.
ПолитНавигатор: Чем планируете заниматься дальше?
Сергей Слитенко: (загадочно улыбается) Думаю, будем продолжать проводить «воспитательные беседы» с правосеками и прочими тварями.

Юрий Ковальчук

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Подготовка и проведение эффективных промо-акций Десятки вариантов виртуального отдыха от Super Slots Профессиональная помощь в написании и оформлении научной работы Пошив качественных текстильных изделий по разумной цене С 1С:Управление торговлей результат работы компании будет намного выше

Последние новости