Бундесвер будет разбит

18.08.2018 13:08 1

Германские СМИ захлестнула волна алармистских материалов об абсолютной неспособности бундесвера противостоять якобы существующим угрозам германскому государству.

В частности, «Süddeutsche Zeitung» выступила с разгромной статьей, где подвергла весьма нелицеприятному разбору вооруженные силы ФРГ, указывая их нынешнее плачевное состояние.

Сухопутные войска, флот, ВВС — всё находится в плачевном состоянии. Издание напоминает о резком сокращении числа танков — с 4,5 тысячи в конце 80-х прошлого века до 225 единиц. Степень боеготовности которых также вызывает сомнение. Поскольку из 44 «Леопардов», находящихся на вооружении бригады «быстрого реагирования» в Мюнстере, только девять смогли самостоятельно покинуть парк.

Печаль обстоят дела и в Кригсмарине: на поверку корветы, о боеготовности которых заявляла министр обороны ФРГ фон дер Ляйен, оказались не укомплектованы штатным вооружением, а подводные лодки не способны действовать из-за нехватки экипажа.

По данным издания Bild, ссылающегося на доклад Федеральной счетной палаты Германии, в прошлом году ни одна немецкая подлодка не была пригодна для эксплуатации, задействовать можно было меньше половины фрегатов и танков и лишь каждый третий боевой вертолет.

Не лучше обстоят дела и в Люфтваффе, где никак не удается заменить устаревшие истребители «Торнадо» (многие из них окончательно выработали ресурс) на машины четвертого поколения «Тайфун».

Ко всему прочему вооруженные силы испытывают острый кадровый голод как в рядовом, так и в командном составе. По данным, приведенным СМИ, каждый пятый кандидат в офицеры уходит со службы, разрывая контракт в течение первых шести месяцев. А с набором добровольцев на замещение вакантных должностей рядового и сержантского состава (в год их требуется около 8500 человек), ситуация столь катастрофична, что бундесвер намерен привлекать иностранцев (что противоречит законам ФРГ).

Значительную часть довольно ограниченных ресурсов военного ведомства оттягивают на себя многочисленные зарубежные миссии, в которых вынуждены принимать участие германские войска и флот — в Афганистане, Мали, на Средиземном море.

«Süddeutsche Zeitung» указывает, что участие бундесвера в афганской кампании в 2001-2014 годах буквально обескровило бундесвер, который для того, чтобы обеспечить немецкий контингент всем необходимым, превратили в «склад запчастей», разукомплектовывая технику и сокращая ресурсы, необходимые для обороны самой Германии и выполнения задач в рамках НАТО.

Германские СМИ утверждают, что предполагаемые руководством страны средства на увеличения оборонного бюджета (в правительстве спорят, сколько это должно быть, 1,3 или 1,5 процента ВВП) способны лишь немного сократить дефицит, накопившийся с начала 2000 годов.

Примечательно, что журналисты, практически повторяя слово в слово Трампа, обвиняют власти ФРГ в эгоизме. Поскольку те не спешат исправлять катастрофическое положение в вооруженных силах, рассчитывая на то, что лучшей защитой Германии от ее внешних угроз являются американские военные базы на ее территории. И потому предпочитают тратить бюджетные средства на совершенно другие, более актуальные, с их точки зрения вопросы.

Удивительное созвучие позиций американского президента и немецких СМИ неслучайно. Напомним, еще в декабре 2008 года в ежемесячнике «Unabhangige Nachrichten» был опубликован сенсационный материал — признание отставного генерала немецкой разведки Г. Г. Комоссы (в дальнейшем им была написана книга об этом). Он сообщил, что согласно секретному государственному договору, подписанному 21 мая 1949 года США с временным правительством ФРГ, четко обозначены условия и пределы государственного «суверенитета» Федеративной Республики Германии. Согласно этому документу, среди прочих требований прописывается контроль Вашингтона за германскими средствами массовой информации: радио и телевидением, печатными изданиями (газеты, журналы, издательства), а также кинопродукцией, театром, музыкой, школьными программами, учебными планами.

Судя по немецкому медиапространству, данное положение работает по сей день. Во всяком случае, само обсуждение увеличения военного бюджета происходит ни столько по причине необходимости этого шага, сколько из-за оказываемого на власти давления: внешнего – со стороны Вашингтона, и внутреннего – американскими лоббистами.

Немецкие СМИ правы, когда говорят, что руководство страны чувствует себя в относительной безопасности. Но вовсе не из-за американских баз (присутствие которых в действительности превращает страну в законную цель для противников США), а потому, что ФРГ в реальности никто не угрожает. Россия вовсе не собирается завоевывать Германию, с которой ей гораздо важнее и выгоднее торговать. Единственные проявления враждебности в отношении ФРГ можно усмотреть разве что со стороны Польши, но и они едва ли могут быть интерпретированы как военные угрозы.

Что же касается зарубежных миссий бундесвера (в Афганистане или по «сдерживанию России» в Прибалтике), то они ни в коей мере не соответствуют реальным устремлениям Берлина. Это не что иное, как «барщина» — работа на американского «пана», которая не несет Германии ничего, кроме значительных финансовых затрат и человеческих потерь бундесвера в горах и «зеленке» Афганистана.

Собственно говоря, сокращение военных расходов после окончания холодной войны и противостояния с соцлагерем позволило Германии перепрофилировать расходы, реализовать множество программ (в том числе и в социальной сфере), и стать экономическим и политическим лидером Европы.

Нельзя исключать того, что стремление США навесить на ФРГ все новые военные расходы связано в том числе и со стремлением ослабить ее положение в ЕС.

Вне всякого сомнения, статус европейского лидера и доминанта накладывает на Берлин определенные обязательства и в военной сфере. Однако они связаны не с заморскими колониальными войнами в интересах США или в ненужном и опасном противостоянии с Россией, а лежат скорее в плоскости противодействия незаконной миграции и борьбы с терроризмом.

Эти две проблемы в последние годы превратились в важнейшие угрозы национальной безопасности стран ЕС и уже требуют подключения к их решению военных сил, поскольку полиция не в состоянии, скажем, осуществить операции в Средиземном море по борьбе с нелегальной перевозкой мигрантов.

Но решение этих, действительно важнейших и насущных вопросов, вовсе не так затратно, не требует радикального развертывания танкового парка, увеличения численности армии и насыщения ВВС сверхновыми самолетами.

Но положение федеральных властей, связанных целым рядом обязательств с США, таково, что они не могут открыто обозначить приоритеты военного строительства ВС ФРГ и разом свернуть или сократить неактуальные для них военные программы. Вот они и «угасают» потихоньку, оказавшись на «голодном пайке», по поводу чего негодует «Süddeutsche Zeitung». Берлин больше не желает быть вассалом Вашингтона, но еще не чувствует в себе достаточно сил, чтобы заявить об этом однозначно и открыто.

Поэтому Германия, сопротивляясь давлению США, старается, тем не менее, успокоить их декларациями вроде заявления главы оборонного ведомства ФРГ Урсулы фон дер Ляйен, которая отметила, что с Москвой нужно вести диалог «с позиции силы и единства».

Однако о какой «позиции силы» и о каком «единстве» может идти речь, когда Ангела Меркель на встрече с Путиным обсуждает совместное противодействие санкциям, которыми США угрожают участникам строительства газопровода? Так что вопрос «кто угрожает Германии?» можно считать риторическим.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Быстрые и гарантированные выплаты в казино Вулкан ТОП-3 Соцсети для Изучения Английского Большой каталог онлайн игр на разные вкусы Деревянные домики для маленьких детей Подвижная платформа Event Motion

Последние новости