Варшава — Киеву: Старших и богатых надо слушаться, и не перечить

11.11.2017 14:07 1

Варшава — Киеву: Старших и богатых надо слушаться, и не перечить

Глава МИД Польши обещал поставить крест на европейской мечте Украины

«Реальные проблемы» в отношениях с европейскими партнерами предрек Украине глава польского МИД Витольд Ващиковский. И предложил на определенных условиях помочь их уладить. Выдвинув фактически ультиматум нынешнему руководству «незалежной».

Вопросам Украины министр уделил повышенное внимание в интервью польской газете Nasz Dziennik, на которую ссылается Украина.ру.

Ващиковский, правда, не уточнил, что же так усложнит положение Украины в Европе и с какими именно проблемами ей в результате придется столкнуться. Но он напомнил об исторических разногласиях конкретно Варшавы и Киева. В частности, о том, что Польша никогда не согласится поставить знак равенства между УПА* и Армией Крайовой. Потому что польские бойцы, как он выразился, «не вели политику уничтожения населения на территориях, ведущих войну с оккупантом», как это делали бандеровцы.

В то же время польский министр дал понять, что «исторические проблемы сложны, но решаемы. Украине сейчас необходим „адвокат“ в Европе». Поскольку, в отличие от «терпеливой Польши», как заметил Ващиковский, «другие страны, такие как Венгрия и Румыния, уже начинают открыто действовать против украинских интересов».

В качестве примера, он напомнил, что «в декабре не состоится встреча комиссии НАТО-Украина на уровне министров иностранных дел из-за вето Венгрии».

По словам министра, «Варшава пытается объяснить украинцам, что у них могут быть реальные проблемы, не обязательно со стороны Польши. Но Польша может помочь. Посмотрим, как они на это отреагируют».

Пока, надо сказать, на официальном уровне Киев реагирует довольно невнятно. А украинские националисты, как всегда, задираются, грубят и угрожают.

Напряжение между двумя странами усилилось в начале текущего месяца. Сначала тот же Ващиковский заявил, что Польша запретит въезд в страну украинцам, «демонстративно надевающим мундиры СС «Галичина». Потом президент Анджей Дуда назвал неприемлемым то, что люди с «антипольскими настроениями», откровенные националисты, назначаются на государственные должности на Украине.

А на этой неделе очень недвусмысленное заявление сделал и вице-консул генконсульства Польши в Луцке Марек Запур относительно Львова — «польского города». И возникли проблемы у одного из самых одиозных нынешних идеологов украинского национализма и защитника УПА — главы Института национальной памяти Владимира Вятровича, которого польские власти, по сути, объявили персоной нон грата.

Но с чего вдруг Варшава взялась за «перековку» Киева?

Вроде, не вчера узнали, что на Украине процветает бандеровщина. Не беспокоились ведь, когда президент Ющенко возвел Бандеру и Шухевича в герои Украины. Более того, поспособствовали в немалой степени, чтобы украинские националисты пришли к власти в феврале 2014-го.

А теперь откуда-то взялись претензии… И только ли дело в исторических разногласиях? Или в чем-то еще?

— То, что происходило в украино-польских отношениях, это процесс длительный. И он, по большому счету, никогда не затухал, — комментирует ситуацию социолог, руководитель исследовательской компании Research & Branding Group Евгений Копатько. — C момента образования Украины, как самостоятельного государства после распада Союза, вопросы о том, что, кому и как принадлежало, оставались. Как минимум, на бытовом уровне и на уровне тех политиков, которые не стеснялись говорить определенные вещи. Темы принадлежности Львова, отношения к дивизии СС «Галичина», резня на Волыни — это обсуждали всегда.

Темы очень чувствительные. И поляки по-разному пытались подходить к ним.

Я скажу, что на бытовом уровне со стороны поляков всегда был достаточный уровень негатива в отношении украинцев. Это было и в конце «девяностых», и в начале «нулевых» годов. Но официальная позиция польской власти была выстроена так, что Польша, по сути, была адвокатом Украины в Европе. Особенно после вхождения в Европейский союз и присоединения Варшавы к НАТО.

Так что, Польша взяла на себя эту миссию уже давно — не вчера, не позавчера, не сегодня.

А после «лихих девяностых», когда начался экономический подъем Украины, стал выстраиваться новый формат отношений с украинской властью. Националисты еще не были во власти и считались маргиналами. Но это не означало, что поляки не обращали внимания на процессы, которые происходят на Украине.

Это — первое.

Второе. Поляки хорошо владеют историей своей страны. К ее чувствительным темам относятся очень внимательно. И с исторической памятью у них все в порядке. Многим странам у них стоит, по большому счету, поучиться в этом плане.

Карта Польши «от можа до можа» — от Балтийского до Черного моря — у них в исторической памяти присутствует достаточно прочно. Кроме того, поляки никогда не скрывали, что у них есть три центра польской культуры — это Варшава, Краков и Львов.

— Не думаю, что последний момент устраивает украинцев, которые там сейчас проживают…

— А поляки давно системно работают с этими людьми. Когда у Польши начался экономический подъем, туда потянулось большое количество украинцев — были созданы достаточно благоприятные условия для их присутствия.

Поляки, в отличие, допустим, от той же России, очень активно занимались образованием украинского населения. И на сегодняшний день десятки тысяч студентов из Украины учатся в Польше. Они получают достаточно качественное образование. Кроме того — тут я сошлюсь на польские, прежде всего, источники — карту поляка уже имеют порядка полумиллиона украинцев. А сотни тысяч украинцев работают на территории Польши.

И, конечно, нельзя забывать о влиянии польской католической церкви. Особенно на отдельные области Западной Украины через греко-католическую церковь, которая полностью аффилирована, условно говоря, с Ватиканом. Естественно, что влияние Польши там, как католической страны, очень и очень серьезное.

Когда была подписана ассоциация Украины с ЕС, Варшава акцентировала внимание на то, что на сегодняшний день для поляков крайне важно — Волынская резня была признана геноцидом. И на уровне Сейма это было подтверждено.

Кроме того, от польских политиков последовали заявления вроде того, что «с Бандерой Украине в Европе делать нечего». Они стали звучать довольно часто.

Если мы вспомним 2014 год, когда Польша достаточно активно поддерживала Украину с ее антирусскими заявлениями, то параллельно уже развивались процессы, когда поляки прямо или косвенно начали говорить о реституции, о том, что в политике должно меняться, чтобы это улучшало отношения Украины и Польши.

— Они продолжают двигаться в этом направлении… И дело, наверное, не только в исторических разногласиях?

— Я думаю, сейчас поляки будут, так или иначе, усиливать свое влияние, если не на всю политическую элиту, то на процессы, которые происходят на Западной Украине. Прежде всего, в таких регионах, как Львов, Тернополь, Ивано-Франковск и, возможно, Ровно и Луцк.

Но, прежде всего, конечно, Львов. Этот город имеет очень большое значение для польской истории, для польской культуры. И эти мысли они все чаще стали высказывать вслух. А после обострения украино-польских отношений из-за националистов, их заявлений о роли УПА, Бандеры и т. д., поляки в долгу оставаться не стали.

Не нужно забывать, что экономический потенциал и политическое влияние Польши сейчас на порядок выше, чем Украины. Тем более что на Украине поляки пытаются играть в свою политическую игру. Я думаю, — о чем предупреждал тех же самых украинских националистов — что рано или поздно поляки плотно займутся Украиной. Это, собственно, уже происходит.

Но есть еще одни момент.

Не только поляки проявляют сейчас большую активность на Украине. По большому счету так же действуют и румыны, и венгры.

Никто точно не знает количества на Украине румынских паспортов. Но я могу сказать, что больше ста тысяч — это по минимуму, жителей Черновицкой области имеют румынские паспорта. Более 200 тысяч жителей Закарпатской области имеют венгерские паспорта. И полагаю, что несколько сот тысяч украинцев имеют либо польское гражданство паспорта, либо карту поляка.

— И в чем проблема?

— В том, что здесь происходят процесс вовлечения людей, живущих в западных областях Украины, в политическую и экономическую жизнь соседних государств. Для справки скажу: с 2012 года, допустим, все венгры, которые имеют венгерский паспорт, даже живущие в других странах — условно, на Украине — имеют право участвовать в выборах. И это о чем-то да говорит.

Естественно, поляки, вовлекая украинцев в свою орбиту создают определенную систему обучения, на определенных принципах, на определенных знаниях исторических фактов и трактовки политических событий. В активное молодое украинское население, которое обучается в Польше, уже закладываются те требования и задачи, которые ставит перед своими гражданами польская политическая элита.

Это говорит о том, что поляки достаточно грамотно и, на мой взгляд, достаточно эффективно работают на Украине. Они называли себя «адвокатами» Киева, решая, по большому счету, свои политические задачи.

А сейчас они обозначают свои интересы и свои претензии.

— То есть, слова Ващиковского — это ультиматум?

— Да, в какой-то мере, это давление. Заявление, что мы посмотрим, как Украина будет действовать в отношении Вятровича и подобных ему чиновников, звучит уже как требование. Это как раз свидетельствует о том, что политика Варшавы направлена на пресечение всего, что, по мнению польских властей, является неправильным, несправедливым и незаконным — т.е. антипольским, с их точки зрения.

Не хочу давать оценочных суждений, хорошо это или плохо. Да, относительно украинцев поляки заняли сейчас жесткую позицию. И, очевидно, что используя свое политическое влияние и экономические возможности, они будут оказывать давление и в дальнейшем на украинские власти. Или на тех людей, действия которых, с точки зрения польского руководства, являются недружественными. Кто является сторонниками Бандеры и поддерживает ОУН-УПА*. «Ящик Пандоры» уже открыт и открыт довольно давно.

— Вопрос, насколько результативным будет это давление. Киев способен, вообще, ради своей европейской мечты отказаться от своих сомнительных «героев»?

— Я думаю, их будут просто заставлять. Или ломать через колено.

У поляков процесс «декоммунизации» прошел. Из-за сноса советских памятников, особенно памятников тем, кто погиб, освобождая Польшу, сегодня наблюдается серьезный негатив в отношениях между Россией и Польшей. То есть, поляки сами много чего делают в плане переписывания истории.

Скорей всего, они будут создавать некую свою историческую модель. И туда будут запихивать те факты, которые посчитают нужными, включая советское прошлое. В таком же ключе, я думаю, они будут «переписывать» и историю украино-польских отношений.

*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Светлана Гомзикова

Фото: Zuma/TASS

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Несколько способов заработка в интернете Преимущества и недостатки современных гостиниц и посуточных квартир Лучший портал для незабываемого досуга Игры для приятного времяпровождения Специальное предложение для успешных мужчин

Последние новости