Нация, одержимая собой

31.05.2017 14:55 0

Нация, одержимая собой

Ветеран Вьетнама сенатор Джон Маккейн в интервью ABC назвал Владимира Путина угрозой, которая страшнее «Исламского государства»*. Таким титулом не был награждён даже товарищ Ким Чен Ын — северокорейский вождь, пугающий ракетами соседей-капиталистов. Конечно, Маккейн — это не все США и даже не власть США, однако он представляет наиболее могущественную часть политического истеблишмента, имеющего рычаги давления в Овальном кабинете.
Ветеран Вьетнама сенатор Джон Маккейн в интервью ABC назвал Владимира Путина угрозой, которая страшнее «Исламского государства»*. Таким титулом не был награждён даже товарищ Ким Чен Ын — северокорейский вождь, пугающий ракетами соседей-капиталистов. Конечно, Маккейн — это не все США и даже не власть США, однако он представляет наиболее могущественную часть политического истеблишмента, имеющего рычаги давления в Овальном кабинете.
В беседе с журналистами он уточнил, что считает деятельность халифата по-настоящему ужасной, но «именно русские пытаются и пытались уничтожить сами основы демократии». Из этого он сделал вывод, что именно Путин и русские — «самый серьёзный вызов», с каким сталкивались Соединённые Штаты. Злые русские, которые так и остались теми самыми «советиш» для страны, мессиански настроенной спасти мир от его многообразия.
Слова Маккейна похожи на правду: ИГ далеко, где-то на Ближнем Востоке, что для США почти как на Луне. И то, что людей там убивают сотнями, как на бойне, сенатора мало волнует. В том же Багдаде не было ни дня, чтобы не прогремел взрыв. Но нашёлся ли кто-то в Соединённых Штатах, кто бы выразил сочувствие? В этом смысле «Исламское государство» — это угроза человечеству, вызов всем вне зависимости от политических предпочтений или даже религиозной принадлежности. Но ИГ не является угрозой для США, которые обособили себя от человечества.
Поэтому в мире Маккейна он говорит правду. Если переложить его спич на русский язык, то получится что-то вроде: «Да, это ужасные деяния, но ведь убивают арабов, а арабы не совсем люди или совсем не люди, и нам, несущим свет этим отсталым народам, не до того, чтобы оборачиваться или останавливаться перед сотнями тысяч убитых и замученных». Не хватает характерного удара стека и римского приветствия. Но ведь именно об этом он и говорит.
Американская нация одержима мессианством — об особой миссии США в мире говорят все без исключения президенты этой страны. Разве отличается республиканец Маккейн в этом от демократа Хиллари Клинтон? Не отличается. «Я верю всем сердцем, что Америка — исключительная страна. Мы по-прежнему являемся, как говорил Линкольн, последней прекрасной надеждой на свете». Чья это цитата? А вы и не догадаетесь, потому что американская исключительность — это краеугольный постулат в идеологии США вне зависимости от партийной принадлежности говорящего.
Идеи халифата популярны у мусульманской уммы, её пассионарной части, но при этом совершенно бесполезны и неприменимы к большинству людей-не мусульман. То есть идейно они не могут соперничать с доктриной американской исключительности и массой фетишей по типу «демократии», «свободы слова» или «прав человека». Не могут и с военной: большинство погибших на войнах, в которых участвует халифат, — это арабы — генетический мусор для европейцев. Европейцы же теряют в своих городах от рук бомбистов по несколько сот человек в год, что не является чем-то особенным для глобализма.
Таким образом халифат (при всех громких заявлениях Вашингтона) больше полезен, чем вреден. Может, поэтому американцы скупятся на бомбы или бомбят не туда. Или упорно ведут дело к убийству Асада, что, конечно, будет good news только для Абу Бакра аль-Багдади и орд его исламистского воинства. Всё, что происходит на Ближнем Востоке с того самого момента, когда Буш ударил по Ираку Саддама, — вопиюще и парадоксально ведёт к наиострейшей эскалации конфликта. Пламя ближневосточного ада хорошо поддерживается.
И когда Маккейн говорит, что «Исламское государство» не главная угроза мировой безопасности, — он говорит за США, которые и есть этот самый мир — другой, параллельный, не имеющий отношения к нашему с вами. Главная угроза для них — это потеря монополии, где исключительность США не может никто оспаривать. Там есть нефть по выгодным ценам, фарисеи-девелоперы и индюшка ко Дню благодарения.
Возникает резонный вопрос: а почему, собственно, не Китай?
А ровно по той же причине, что и ИГ. Ведь они тоже где-то далеко, на Востоке, в Азии, что почти на Луне. И Китай, при всей его мощи, не может экспортировать свою идею дальше азиатских стран.
Да и не люди там вовсе для него и — чего греха таить — для большинства белых протестантов, которые не понимают народы Востока. Наглядное отношение к ним было продемонстрировано во Вьетнаме, где использовали почти всё смертоносное оружие, включая напалм и кассетные бомбы.
И старый Маккейн, как слепая Ванга, тычет пальцем в российского президента: «Зло, зло!» Его сухие пальцы сжимают подлокотники кресла. А где-то на Ближнем Востоке полыхает зловещее зарево от залпов американских тяжёлых орудий. Их может заставить замолчать только один человек. И хоть ты трижды отдай им Крым — ничего не изменится. Просто надо это принять и идти дальше.
*«Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.
Игорь Молотов, писатель, публицист

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

НТВ Плюс в Москве: тарифы, пакеты каналов и доступные услуги Большой выбор слотов в лучшем игровом клубе Игры для приятного времяпровождения Каталог новых разработок в сфере гемблинга Начни самостоятельную жизнь с покупки собственного жилья

Последние новости