Нация, одержимая собой

31.05.2017 14:55 0

Нация, одержимая собой

Ветеран Вьетнама сенатор Джон Маккейн в интервью ABC назвал Владимира Путина угрозой, которая страшнее «Исламского государства»*. Таким титулом не был награждён даже товарищ Ким Чен Ын — северокорейский вождь, пугающий ракетами соседей-капиталистов. Конечно, Маккейн — это не все США и даже не власть США, однако он представляет наиболее могущественную часть политического истеблишмента, имеющего рычаги давления в Овальном кабинете.
Ветеран Вьетнама сенатор Джон Маккейн в интервью ABC назвал Владимира Путина угрозой, которая страшнее «Исламского государства»*. Таким титулом не был награждён даже товарищ Ким Чен Ын — северокорейский вождь, пугающий ракетами соседей-капиталистов. Конечно, Маккейн — это не все США и даже не власть США, однако он представляет наиболее могущественную часть политического истеблишмента, имеющего рычаги давления в Овальном кабинете.
В беседе с журналистами он уточнил, что считает деятельность халифата по-настоящему ужасной, но «именно русские пытаются и пытались уничтожить сами основы демократии». Из этого он сделал вывод, что именно Путин и русские — «самый серьёзный вызов», с каким сталкивались Соединённые Штаты. Злые русские, которые так и остались теми самыми «советиш» для страны, мессиански настроенной спасти мир от его многообразия.
Слова Маккейна похожи на правду: ИГ далеко, где-то на Ближнем Востоке, что для США почти как на Луне. И то, что людей там убивают сотнями, как на бойне, сенатора мало волнует. В том же Багдаде не было ни дня, чтобы не прогремел взрыв. Но нашёлся ли кто-то в Соединённых Штатах, кто бы выразил сочувствие? В этом смысле «Исламское государство» — это угроза человечеству, вызов всем вне зависимости от политических предпочтений или даже религиозной принадлежности. Но ИГ не является угрозой для США, которые обособили себя от человечества.
Поэтому в мире Маккейна он говорит правду. Если переложить его спич на русский язык, то получится что-то вроде: «Да, это ужасные деяния, но ведь убивают арабов, а арабы не совсем люди или совсем не люди, и нам, несущим свет этим отсталым народам, не до того, чтобы оборачиваться или останавливаться перед сотнями тысяч убитых и замученных». Не хватает характерного удара стека и римского приветствия. Но ведь именно об этом он и говорит.
Американская нация одержима мессианством — об особой миссии США в мире говорят все без исключения президенты этой страны. Разве отличается республиканец Маккейн в этом от демократа Хиллари Клинтон? Не отличается. «Я верю всем сердцем, что Америка — исключительная страна. Мы по-прежнему являемся, как говорил Линкольн, последней прекрасной надеждой на свете». Чья это цитата? А вы и не догадаетесь, потому что американская исключительность — это краеугольный постулат в идеологии США вне зависимости от партийной принадлежности говорящего.
Идеи халифата популярны у мусульманской уммы, её пассионарной части, но при этом совершенно бесполезны и неприменимы к большинству людей-не мусульман. То есть идейно они не могут соперничать с доктриной американской исключительности и массой фетишей по типу «демократии», «свободы слова» или «прав человека». Не могут и с военной: большинство погибших на войнах, в которых участвует халифат, — это арабы — генетический мусор для европейцев. Европейцы же теряют в своих городах от рук бомбистов по несколько сот человек в год, что не является чем-то особенным для глобализма.
Таким образом халифат (при всех громких заявлениях Вашингтона) больше полезен, чем вреден. Может, поэтому американцы скупятся на бомбы или бомбят не туда. Или упорно ведут дело к убийству Асада, что, конечно, будет good news только для Абу Бакра аль-Багдади и орд его исламистского воинства. Всё, что происходит на Ближнем Востоке с того самого момента, когда Буш ударил по Ираку Саддама, — вопиюще и парадоксально ведёт к наиострейшей эскалации конфликта. Пламя ближневосточного ада хорошо поддерживается.
И когда Маккейн говорит, что «Исламское государство» не главная угроза мировой безопасности, — он говорит за США, которые и есть этот самый мир — другой, параллельный, не имеющий отношения к нашему с вами. Главная угроза для них — это потеря монополии, где исключительность США не может никто оспаривать. Там есть нефть по выгодным ценам, фарисеи-девелоперы и индюшка ко Дню благодарения.
Возникает резонный вопрос: а почему, собственно, не Китай?
А ровно по той же причине, что и ИГ. Ведь они тоже где-то далеко, на Востоке, в Азии, что почти на Луне. И Китай, при всей его мощи, не может экспортировать свою идею дальше азиатских стран.
Да и не люди там вовсе для него и — чего греха таить — для большинства белых протестантов, которые не понимают народы Востока. Наглядное отношение к ним было продемонстрировано во Вьетнаме, где использовали почти всё смертоносное оружие, включая напалм и кассетные бомбы.
И старый Маккейн, как слепая Ванга, тычет пальцем в российского президента: «Зло, зло!» Его сухие пальцы сжимают подлокотники кресла. А где-то на Ближнем Востоке полыхает зловещее зарево от залпов американских тяжёлых орудий. Их может заставить замолчать только один человек. И хоть ты трижды отдай им Крым — ничего не изменится. Просто надо это принять и идти дальше.
*«Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.
Игорь Молотов, писатель, публицист

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Huawei или Lenovo. Какого производителя выбрать при покупке смартфона Что представляет собой Fujitsu rx1330 m1 Современные стройматериалы и строительное оборудование Преимущества аренды автомобиля с водителем Афера в стиле 11 друзей Оушена

Последние новости