Преданное ополчение Донбасса

19.11.2017 15:52 2

Преданное ополчение Донбасса

Будет ли наша страна выдавать защитников «Русского мира» нацистской Украине?

Аресты бойцов армии ДНР по запросу иностранных государств в Российской Федерации уже не новость. В одном из недавних материалов «Свободной прессы» упоминалась история уроженца Узбекистана Вадима Рождественского (позывной «Узбек»), которого остановили на границе с Россией и продержали в застенках почти месяц. О задержании «Узбека» российские СМИ до этого ничего не сообщали. По всей видимости, общественность еще не знает о многих арестованных в РФ ополченцах. Но информации уже слишком много, чтобы не замечать проблему.

Об одном из последних случаев задержания сообщил 15 ноября Дмитрий Стешин. Спецкор «Комсомолки» написал в своем Твиттере, что в Уфе задержан ополченец Сергей Сапожников (позывной «Родник»), и его готовятся выдать Украине. В следственном изоляторе Сергей находится еще с конца октября, а поводом для ареста стало уголовное дело, возбужденное Украиной в 2014 году. В комментариях к сообщению мнения людей разделились. Некоторые возмущаются политикой российского государства, которое «одной рукой помогает Донбассу, а другой — выдает ополченцев украм». Другие призывают не паниковать и не спешить с выводами, ведь задержанный действительно может оказаться уголовным преступником. Соответствующие органы должны тщательно разобраться в ситуации.

О Сергее Сапожникове известно, что на территорию самопровозглашенной Донецкой республики он прибыл в апреле 2014 года из Днепропетровска, воевал до конца августа, а в сентябре выехал в Россию. На сайте Министерства внутренних дел Украины анкета Сапожникова размещена в базе разыскиваемых лиц. Ополченцу инкриминируют сразу несколько статей уголовного кодекса: он обвиняется в разбое, умышленном убийстве и незаконном завладении транспортным средством. Но, как верно подметили в соцсетях, датой исчезновения Сапожникова на сайте МВД указано 18 октября 2014 года. То есть, уголовное дело против него было возбуждено уже после начала конфликта на Юго-Востоке. Можно ли рассчитывать, что украинское правосудие будет объективно по отношению к человеку, который воевал на стороне республик Донбасса? В случае экстрадиции на Украину Сапожников в любом случае окажется за решеткой. А виновен он или нет, этого мы не знаем.

Примечательно, что поначалу украинские власти добивались экстрадиции защитников Донбасса как террористов, но это не срабатывало. Тогда Киев взял на вооружение другой инструмент — обвинение ополченцев в банальной уголовщине. Этот способ оказался более действенным. По крайней мере, у военнослужащих армий ДНР и ЛНР на территории России начались проблемы. Наглядный тому пример — нашумевшая история бывшего командира батальона «Керчь» Вадима Погодина, которого Киев обвиняет в расстреле 16-летнего сторонника украинских националистов Степана Чубенко. Кстати, под командованием Погодина проходил службу и Сергей Сапожников. Обстоятельства гибели юного праворадикала в Донбассе остаются невыясненными. Сам Погодин все обвинения отрицает и заявляет, что этого парня никогда не видел. Впрочем, российская общественность не поверила на слово опальному комбату, которого в уголовных преступлениях обвиняли и власти ДНР в августе 2014 года. А в июне 2017-го Погодина арестовали в Крыму «для обеспечения возможности выдачи правоохранительным органам Украины». Учуяв запах крови, Киев настойчиво добивался экстрадиции экс-командира «Керчи». Но Погодина все же отпустили.

Итак, алгоритм действий украинской стороны сегодня выглядит отработанным — ополченца обвиняют в совершении тяжкого преступления, нагнетают вокруг этого истерию и требуют экстрадиции. А вот в России каждый такой случай приводит к замешательству. Ведь по закону органы правосудия РФ должны выдавать ополченцев Украине. Этого требует подписанная в 1993 году Конвенция СНГ о правовой поддержке. «В то время это было мерой, направленной на то, чтобы пресечь перетекание преступников между странами бывшего СССР, — отмечала председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер. — Согласно этому документу, страны должны выдавать друг другу обвиняемых по уголовным делам по запросу прокуратуры». В России конвенция юридически действует до сих пор (этим и пытается воспользоваться Киев), но реалии с 1993 года изменились. Выдача ополченцев сегодня неприемлема по одной простой причине: если украинским властям удастся экстрадировать хотя бы одного бывшего бойца армии ДНР/ЛНР, то подобным образом они будут добиваться выдачи остальных. В уголовники будут записаны все, кто когда-либо состоял в рядах ополчения, и перед всеми замаячит перспектива провести остаток жизни в украинской колонии.

Киев, в свою очередь, демонстрирует нежелание искать совместное решение этой проблемы. «Украина не выполняет эту пресловутую Конвенцию, — поясняла Лариса Шеслер. — Украина отказалась выдать России чеченского террориста Осмаева. Украина не отдала Гию Церцвадзе, убийцу, который спрятался от правосудия в рядах батальона „Азов“, как не отдала убийцу-узбека, который убил в России продавщицу из магазина. Фактически, любой уголовник, сбежавший из России, безнаказанно чувствует себя на Украине, прикрываясь сочувствием к Майдану».

В Сети мелькает информация, что Россия уже выдавала Киеву арестованных ополченцев. Но насколько это соответствует действительности, сказать трудно. Известный российский журналист Андрей Бабицкий, проживающий в Донбассе, такими сведениями не располагает:

— Вообще о задержаниях я знаю, но случаев выдачи, насколько я понимаю, пока еще не было. Надеюсь, и не будет. Особенно после телефонного разговора Путина с главами республик. Точечное признание Россией ЛДНР, продолжающееся уже три года, я думаю, полностью закроет вопрос о возможности передачи Украине ополченцев.

По мнению Андрея Бабицкого, причины задержания бойцов республик Донбасса могут быть разные:

— В основном они носят бюрократический характер, как в случае с Вадимом Погодиным. Есть запрос из Украины, автоматически включается процедура проверки гражданского состояния человека, на которого этот запрос поступил. Есть случаи, когда ребята нарушают миграционное законодательство и чиновники механически, не вникая в обстоятельства, принимают решение о высылке нарушителя. Я уверен, что возрастающего тренда по задержанию ополченцев нет, просто российский чиновник, как и любой чиновник, — это очень часто человек, которому до лампочки чужие проблемы. Чиновничье бездушие — главная причина этих досадных случаев.

— А если, к примеру, ополченца объявит в розыск Интерпол? Будет ли Россия вынуждена подчиниться её решению?

— Не думаю, что кто-то из ополченцев будет объявлен в международный розыск. Интерполу ни к чему ввязываться в разборки Украины со своими отпавшими территориями (особенно в свете того, что на официальном уровне Европа не признала ДНР и ЛНР террористическими организациями). Предположим, что поводом для объявления ополченца в международный розыск может стать совершение им уголовного преступления, как в случае с тем же Погодиным. Но из-за того, что заявление от Украины не было должным образом оформлено, его даже не стали рассматривать. Интерпол — это серьезная структура, нет смысла направлять в неё «филькины грамоты». А украинские власти, судя по всему, даже не способны должным образом подготовить и оформить документы. Словом, перспектива тесного сотрудничества между Украиной и Интерполом весьма призрачна.

— Вам не кажется, что российская пресса (как и пресса в ДНР и ЛНР) не особенно охотно поднимает эту тему?

— Почему же? Российские журналисты реагируют весьма охотно, среди них немало влиятельных фигур. И именно благодаря им удавалось быстро вызволить некоторых бойцов. Жители России доказывают, что они в большинстве своем небезразличны к проблемам республик. И понимают, что отдавать защитников Донбасса в лапы их врагов нельзя.

— В общем, вы даете позитивный прогноз?

— Повторюсь, сложно представить, что Россия выдаст кого-то из ополченцев после того, как Путин включился в решение проблемы обмена военнопленными. Ведь любой выданный Украине солдат армии ДНР становится пленным. Выходит, президент РФ решает проблему обмена, а нерадивые российские чиновники добавляют ему работы? Это парадокс. Вообще, телефонный разговор Путина с лидерами ДНР и ЛНР — событие очень важное. Это действительно рубеж, фактическое признание Захарченко и Плотницкого легитимными главами республик, которые имеют право выражать мнение своих избирателей. Соответственно, Путин признал и право жителей Донбасса отстаивать свою независимость с оружием в руках. Это в скором времени положит конец случаям задержания военнослужащих армий ДНР и ЛНР по запросам из Украины.

Алексей Ильяшевич

Фото: Александр Кравченко/ТАСС

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Море развлечений и переживаний на одном сайте Каталог отличных способов для получения отдыха Большой выбор детских площадок для дачи Быстрое получение пакета документов о сертификации продкуции Цены на недвижимость в Москве

Последние новости