Фронт гибридной войны на Украине: Агенты мнимые и подлинные

27.09.2018 14:44 1

Фронт гибридной войны на Украине: Агенты мнимые и подлинные

© Пресс-служба президента Украины

Президент и спикер Украины поддержали идею создания закона об иностранных агентах. Такой закон задумывается как избирательный - направленный против агентов "страны-агрессора", но не против агентов стран, которые давно и продуктивно вмешиваются в украинскую политику. В истории применения таких законов разбиралось Украина.ру.

17 сентября глава фракции «Народного фронта» Максим Бурбак анонсировал разработку закон об иностранных агентах. По его словам, «на Украине действует разветвленная сеть замаскированной и явной российской агентуры. Они берут под контроль телеканалы и другие СМИ, жонглируют своими политическими пешками, а Россотрудничество плодит здесь множество якобы общественных организаций, независимых ни от кого, кроме России».

Позже об этой инициативе заявил спикер Парубий, а затем ее поддержал и Петр Порошенко — «в Украине все еще действует сеть российской агентуры, которая берет под контроль СМИ, плодит «независимые» общественные организации. Они действительно независимы, независимые от Украины, но подконтрольные Кремлю, и раздувают антиукраинские, антиевропейские и антиамериканские настроения. Итак, поддерживаю идею законопроекта о регистрации агентов влияния государства-агрессора Российской Федерации. Подчеркиваю, именно государства-агрессора, поэтому такой закон никак не повлияет ни на гражданское общество, ни на масс-медиа, ни на свободу слова».

Между тем, идея закона об иностранных агентах имеет довольно длительную историю.

Место рождения — США

США — родина образцовой демократии, прав человека и свободы слова. Ну и цензуры тоже.

Сам по себе термин «иностранные агенты» в приложении к информационной сфере появился в одноименном акте 1938 года. Правда, еще в 1912 году закон о радио запретил иностранным гражданам владеть радиостанциями в США, а в 1927 году запретил им быть и совладельцами с долей свыше 20%.

Первоначально акт об иностранных агентах был направлен против нацистской пропаганды, в соответствии с послевоенным поправками и практикой применения — против коммунистической. С 1966 года под иностранными агентами понимаются политические лоббисты иностранных правительств (причем под лоббизмом понимается влияние не только на федеральное правительство, но и на общественное мнение). Исключение делается для организаций, «чья деятельность носит… религиозный, академический, научный или художественный характер».

Собственно, применение закона сводится к необходимости для общественных организаций и СМИ раскрывать источники своего финансирования и публикация материалов с указанием того, что они распространяются в интересах иностранного заказчика.

Контролем над исполнением закона занимается Министерство юстиции, которое регистрирует иностранных агентов (их в США довольно много: на 2007 год насчитывалось около 1700 лоббистов, представляющих порядка 100 стран мира).

Нарушение закона карается штрафами и даже тюремным заключением на срок до 5-ти лет, но на практике дела возбуждаются только тогда, когда речь идет о миллионных оборотах и влиянии иностранных спецслужб, причем до суда они доходят крайне редко. За все годы применения акта уголовные дела возбуждались менее ста раз. Исключением является, например, дело организации «Кашмирско-американский совет», который финансировался разведкой Пакистана. Его глава получил два года.

Справедливости ради следует сказать, что акт — не единственный документ в США, который направлен на ограничение деятельности иностранных агентов. Например, в акте о негласном наблюдении в целях разведки, принятом в 1977 году, самого этого термина нет, но там говорится об организациях, управляемых иностранным правительством.

Российский опыт

В 2012 году в России был принят закон о некоммерческих организациях, который вводил понятие иностранного агента. Под ними понимались политические организации, получающие «денежные средства и иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства».

Согласно закону, иностранные агенты должны зарегистрироваться в Министерстве юстиции и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете.

При том, что в России свыше 4 тыс. некоммерческих организаций, предельное число носителей статуса «иностранного агента» составляло 154 штуки. Практика преследований за нарушение этого закона еще более скромная, чем в США. Тем не менее, активисты жалуются на административные штрафы, а ряд некоммерческих организаций (главным образом — правозащитных) вынужден был прекратить свою деятельность в связи с необходимостью получения статуса.

В 2017 году, в ответ на признание иностранным агентом отделения «Россия сегодня» в США, в законе появилась норма об иностранных СМИ.

Разумеется, российское нововведение подверглось уничижительной критике в ООН, Совете Европы, Европарламенте, со стороны США и со стороны самого грантоедского сообщества. Если не углубляться в детали, то сухой остаток такой: буде какая-то страна примет конституцию США, ее немедленно разбомбят как вопиющий пример авторитарной диктатуры.

Украина — «диктаторские законы»

16 января 2014 года Верховная Рада приняла т.н. «диктаторские законы», голосование за которые до последнего времени рассматривалось как безусловный криминал, хотя, увы, уголовно не наказуемый.

Один из этих законов определял иностранного агента как принимающее участие в политической деятельности на территории Украины общественное объединение, которое получает финансирование от иностранных государств, зарубежных и международных неправительственных организаций, а также физических лиц, не являющихся гражданами Украины. Иностранные агенты должны были регистрироваться, а получаемые ими средства должны были облагаться налогами на прибыль.

Закон фактически не работал, а 2 февраля утратил силу (отказ от «диктаторских законов» был одним из пунктов несостоявшегося компромисса с Майданом).

Возвращение к нормам «диктаторских законов» выглядит определенным вызовом, но это только кажется людям, не утратившим способности к логическому мышлению. Отличий нынешнего законопроекта от тогдашнего закона минимум три.

Во-первых, тогда в стране была диктатура, а сейчас — «демократия и права человека» (это особенно хорошо видно по количеству политических заключенных, выросшее в десятки раз).

Во-вторых, тогда закон принимался для закручивания гаек гражданскому обществу (которое в это время за иностранные деньги устраивало в стране государственный переворот), а сейчас — для противодействия «гибридной агрессии» со стороны России.

В-третьих, новый закон направлен только против агентов государства-агрессора, но никак не против полномочных представителей «свободного мира».

Тем временем, настоящие агенты…

А тем временем агенты «свободного мира» совершенно открыто занимаются оценкой своей деятельности.

22 августа Социологическая группа «Рейтинг» опубликовала результаты исследования, проведенного в мае-июне того же года (почти трехмесячная задержка публикации само по себе — факт красноречивый) по заказу Международного республиканского института.

Украинские и иностранные СМИ обратили внимание, преимущественно, на те результаты, которые свидетельствуют о крайне низком уровне доверия к украинской власти. Однако более глубокое знакомство с данными «Рейтинга» позволяет сделать вывод, что исследование было посвящено, в основном, оценке эффективности работы иностранных агентов на Украине.

Например, оценивая работу СМИ, социологи выясняли, насколько и в каких именно вопросах, по мнению граждан, искажается информация об Украине в украинских, российских и западных СМИ. Выводы оказались так себе — в результате целенаправленной антироссийской пропаганды доверие к российским СМИ оказалось выше, чем к украинским (полагают, что первые искажают информацию на 57%, а вторые — на 62%; это при том, что смотрят украинское телевидение 79%, а российское — только 6%).

Анализируя отношение граждан к различным пропагандистским суждениям, социологи установили, что:

— 76% опрошенных в той или иной степени согласны с тем, что действия России в Крыму являются «вторжением» и «оккупацией», в то, что это была законная защита русскоязычных граждан Украины, верят лишь 9%;

— 70% полагают, что война на Донбассе начата Россией и местными пророссийскими группами и только 22% считают ее внутриукраинским конфликтом;

— только 12% полагают, что правам русскоязычных граждан Украины угрожает политика украинизации.

В целом, иностранные заказчики гражданской войны на Украине могут считать полученные данные своим успехом (хотя не меньшую роль тут играла неэффективность российского влияния).

Авторы исследования сочли даже возможным раскрыть верхушку западной агентуры на Украине. В их список попали парламентские и околопарламентские еврооптимисты — Лещенко, Найем, Гацько (лидер «Демократического альянса»), Соболев, Игорь Луценко (депутат парламента), Добродомов, Сыроид, Чумак, Гопко, Залищук, Кривенко, Тарас Шевченко (директор «Института медиа права»); профессиональные борцы с коррупцией — Сытник и Шабунин; министры — Супрун, Омелян, Клипуш-Цинцадзе, Нефедов; и сотрудники администрации президента — Шымкив; исполнительный директор «Нефтегаза» Коболев.

Резюме — никто из них пока не может претендовать на высшие должности в стране. Создание чисто оккупационной администрации задерживается…

С другой стороны, закона, который бы позволил правоохранительным органам вплотную заняться этими персонажами, нет, и не предвидится.

Бороться будут не с теми, кто реально представляет угрозу независимости страны (они в большинстве своем — сами депутаты или чиновники среднего звена), а с мифами о несуществующих российских "агентах", которых, по сути, даже и перечислить из-за их отсутствия невозможно.

Василий Стоякин

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Огромный выбор игровых автоматов только в казино "Вулкан Гранд" Какие бонусы можно получить в игровых автоматах, играя на деньги Выбор системы видеонаблюдения Портал настоящих славян Веб-студия в Москве

Последние новости