Це Европа: Рынок торговли людьми узаконен на Украине

30.12.2017 10:23 1

Це Европа: Рынок торговли людьми узаконен на Украине

Обмен пленными, состоявшийся накануне, продемонстрировал, что на Украине фактически узаконен рынок торговли людьми. Об этом заявил киевский политолог Сергей Белашко.
«Фактически сейчас у нас есть рынок торговли людьми. Каждый человек имеет свои определенные характеристики, товарные характеристики – пол, возраст, гражданство, состояние здоровья, статус (военнопленный, заложник, политзаключенный).
Плюс к этому играет роль информационная ценность – есть распиаренные люди, есть те, о ком никто не знает. Есть такие, кто сидит где-то «на подвале» уже больше двух лет, некоторые – даже с 2014 года.
Мы увидели большой обмен с участием церковных иерархов, политиков, был Порошенко в берете и т.д. Но эта фактически торговля людьми постоянно идет на каком-то низовом уровне. Где-то взяли пленного и держат его в части для того чтобы обменять его на своего пленного и пр.
Люди ходят туда-сюда, пошли за водкой, повернули не туда, попали в плен, созвонились-поменяли этих пленных на какие-то боеприпасы, продукты, ту же водку. В интернете много записей людей, которые воюют с двух сторон, у них все это хорошо описано.
А прошедший обмен – это как большой красивый супермаркет, который светится огнями и пр., тогда как рядом есть рынок из-под полы.
«Супермаркет» прошедшего обмена – это надстройка над всей пирамидой рыночных отношений. Как это ни прискорбно, в центре Европы в 21 веке есть достаточно развитый рынок торговли людьми.
И пока не закончена война, этот рынок будет существовать», — рассуждает эксперт.
По словам Белашко, политики используют трагедии простых украинцев.
«Политики делают на этом какой-то свой пиар – один обращается к Путину, другой своим самолетом везет этих пленных, третий собирает матерей и рассказывает, как он там восемнадцать раз звонил Меркель и т.д. Весь этот пиар на человеческой крови, на страданиях, будет продолжаться. И самое печальное – что украинское общество все это терпит, воспринимает это как должное.
Когда я читаю хвалебные комментарии о том, что Порошенко где-то там искренне плакал, я думаю, что каждый народ действительно заслуживает свою власть. Надо быть полным идиотом, чтобы воспринимать слезы этого «циничного барыги», как проявления каких-то искренних чувств, сопереживания и симпатии этим несчастным людям.
Все это будет продолжаться. Освободили триста человек, а сотни находятся в заключении, многие – без суда и следствия. Некоторые попали туда случайно. Кто-то попал по доносу, кто-то попал, потому что человек, обличенный властью, имеет на него зуб, так как когда-то подрался с ним на школьной дискотеке, или не туда припарковал машину, и прочее.
Представьте, что злопамятный человек получает должность, которая позволяет паковать кого-то на подвал. Естественно, он вспоминает все былые обиды, кто из соседей неправильно с ним здоровался и т.д. Такое происходит сплошь и рядом.
Почему закрыли журналистов Тимонина и Васильца, а много других украинских журналистов пишут какие-то более критические материалы, но их никто не трогает? Просто потому, что они перешли дорогу какому-то гэбэшнику, или попали под разнарядку. Разнарядку спускают сверху: «выявить за отчетный период семь врагов народа», «разоблачить трех диверсантов», «нейтрализовать шестнадцать вражеских агитаторов». Это известно, но на это общество опять-таки закрывает глаза.
Журналисты категорически не хотят об этом говорить и писать, — потому что прекрасно понимают, что это грозит запретом на профессию, лишением эфиров и возможности публиковаться, увольнением. Они получают «черную метку», причем не только от собственников СМИ, но и от своих коллег, которые пишут друг на друга доносы.
На меня коллеги писали минимум три доноса, это только то, что я знаю. А журналистская среда – это клоака, подсиживают все всех.
Безусловно, для тех трехсот шести человек, которые обрели свободу, их родных и близких этот обмен – это лучший новогодний подарок. Но для общества в целом это, на самом деле, очень печальное событие.
Расстреливать пленных никто не будет, будут торговаться и набивать цену – офицер стоит столько-то, гражданин России – столько-то и пр. Когда смотришь списки, то там буквально единицы боевых офицеров, а в основном – какие-то активисты, журналисты, общественные деятели районного уровня.
Двое пацанов кричали какую-то неправильную кричалку, их забрали на подвал. Кто-то поехал проведывать родственников, и у него в телефоне нашли какие-то неправильные фотки и т.д. Поэтому СБУ и не хочет категорически обнародовать список тех, кого они отпустили.
Там люди не только с Донбасса, но и со всей Украины. Я знаю, что в списке есть одесситы, киевляне, харьковчане, жители Каховки и пр. То есть, представлены даже те регионы, которые не входят в Юго-Восток. Есть те, кого держали по каким-то уголовным статьям. В списке на обмен были те, кого уже
При этом все триста шесть – граждане Украины, все до единого. Нет никаких бурятов, чеченцев, российских ГРУшников, иностранных наемников. Все это украинцы. То есть, украинцы с украинцами меняются
Все эти решения аморальны и нелегитимны. Украина не может выдавать своих граждан никому и никуда. Это норма Конституции, ее прямое требование. Да и ситуация, когда Украина называет кого-то «террористическими организациями», и этим террористическим организациям выдают украинских граждан, выглядит аморально и непонятно в юридическом
Естественно, что никто не хочет на себя брать персональную ответственность за такие решения. Поэтому и выпускают Геращенко, которая со всей своей пролетарской глупостью озвучивает все, что ей продиктуют, да еще и от себя что-нибудь ляпнет.
На самом деле, все в общем понимают, что то, что идет война, – преступление, и то, что содержатся заложники, – преступление, и то, что идет торговля ими, – тоже преступление. И за все эти преступления, рано или поздно, кому-то придется отвечать.
Посмотрите, что сейчас происходит в Гватемале – всех тех «героев», которые спасали страну от «кубинской агрессии», сейчас судят и вспоминают, кого погубили эти «герои». Похожая история была недавно в Аргентине, когда одному генералу, который был «спасителем нации», дали пожизненное заключение. Причем, в Гватемале эти преступления совершались в начале 70-х, в Аргентине – в конце 70-х. Хорватский генерал, который считался национальным героем, отравился после того как ему в Гааге дали 20-летний приговор. Недавно арестовали шесть боснийцев, тоже по ордеру Международного суда. Их тоже никто не трогал 20 лет, и все рассказывали, что все преступления – вина сербов. А потом все равно история расставляет на свои места», — заключил Белашко.

Игорь Петров

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Список лучших МФО, работающих онлайн Огромный каталог изысканной мебели от производителя из Европы Лучшие игровые автоматы на сайте Pinup casino Большой ассортимент игровых слотов и бонусов для игроков «Защита жизни» – для всех и каждого!

Последние новости